Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • Промышленность

Удочка для мебельщиков. Есть ли у российских производителей шанс завоевать отечественный рынок?

Александр Шестаков

Александр Шестаков

генеральный директор «Первой мебельной фабрики»
  • 5 мин
  • 637

Последним удачным годом для иностранной мебели в России стал 2015-й, когда доля импорта на внутреннем рынке составила 51%. Иностранцы лидировали в самых востребованных сегментах: в корпусной мебели и мебели премиум-класса. Шанс на развитие российским мебельщикам дал кризис 2014—2015 годов. Производители корпусной мебели эконом- и среднего класса быстро сумели модернизировать производства. В то же время стала пользоваться большим спросом продукция небольших мануфактур, выпускающих штучный товар — элитную мебель из массива дерева.

Сегодня большинство крупных предприятий оборудованы современными импортными технологическими линиями. Поэтому зарубежные аналоги уже давно не превосходят нашу продукцию ни по дизайну, ни по качеству, а уж по цене и подавно не способны конкурировать. Статистика из информационного бюллетеня № 82 АМДПР подтверждает: в 2020 году доля импорта на внутреннем рынке упала до 42%, это минимум за последние семь лет. Слабеющий рубль и усложнившаяся из-за пандемии логистика делают спальни или кабинеты из-за рубежа «золотыми».

Как распорядиться бизнесу своими деньгами — дело личное. Обычный покупатель или частная компания априори вольны выбирать, где им заказывать кухню или офисный гарнитур, в Санкт-Петербурге или Лиссабоне. Если они переплачивают процентов сто только за то, что купили не отечественное, за импортную бирку, это касается только их. Но когда так поступают госучреждения, тратя на ненужно дорогую мебель деньги налогоплательщиков, от имени россиян поддерживая иностранных производителей, я считаю, это неправильно. Деньги наших покупателей должны идти нашим фабрикам, а не их иностранным конкурентам — при всём уважении к свободе рынка и выбора.

42%

доля импорта на рынке — минимум за последние 7 лет

Официальная позиция

Так считают не только мебельщики, но и, что отрадно, государство. Первой ласточкой стало постановление правительства № 616. Оно вышло в конце апреля 2020 года и установило бессрочный запрет на госзакупки иностранной мебели для бюджетных учреждений, в рамках 44-ФЗ. Это хорошо, но запрет скорее символический: по нашим оценкам, госзакупки в рамках данного закона не превышают 2% от общих продаж мебели в стране. Гораздо интереснее для отрасли и для бюджета было применение схожих мер в отношении госзакупок крупных компаний и корпораций. На них приходится уже 10% общих продаж мебели, госкорпорации были одним из столпов потребления импортной мебели. Например, в 2018 году продажи мебели российского производства выросли на 18%, а иностранного — на 45%, схожая ситуация сложилась и в 2019 году.

10%

мебели покупают госкорпорации

Сейчас «малина кончилась». С 2021 года госкомпании и госкорпорации обязаны в рамках госзакупок покупать не менее 75% мебели российского происхождения. Чуть позже эта мера станет очень действенной — после того, как большинство российских производителей подтвердят аутентичность своей продукции. Казалось бы, задача очевидная, и решение у неё такое же, но в реальности это не совсем так. Процедура внесения какого-либо товара в реестр промышленной продукции, произведённой на территории России, долгая и сложная. Мало собрать множество бумаг — специальные ведомственные комиссии приезжают на производства, отслеживают каждую технологическую операцию и воочию убеждаются, что да, мебель действительно создаётся на территории России. «Попадание» в реестр — дело в лучшем случае полугода.

Выход из пике

Но, несмотря на эти «технические» трудности, в целом ограничение госкорпораций в закупках импортной мебели обнадёживает, ведь, несмотря на «удачный» 2020 год (обошлось без спада производства), мебельная отрасль входит в пике. Спад розничных продаж неизбежен, это случится если не в этом, так в следующем году. Частные покупатели ещё приобретают мебель, но из последних сил, это покупки «вместо путешествий», отчаянные вложения последних свободных денег. По данным Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности (АМДПР), доходы населения падают, средний чек на покупку мебели уже сократился на 15—20%. Пока можно констатировать, что будущее мебельной промышленности отрасли не в розничном секторе рынка. Развитие отрасли сегодня зависит от сегмента b2b, её будущее — в меблировке офисов, больниц, нового жилья, апартаментов.

Отдельный вопрос — импортозамещение. Российский рынок, даже несмотря на перманентное падение продаж импортной мебели, импортозависим. Даже если изделие собирается в России и из российских плит ДСП, МДФ, то фурнитура, мебельные ткани, лаки, краски — импортные. И хотя покупать их за границей экономически нецелесообразно, всё же приходится. В России просто нет таких предприятий и такого ассортимента продукции, их нужно заново создавать, с нуля. Это, кстати, ещё одно направление, в котором отрасли не справиться без господдержки — на такие инвестиции сегодня способно лишь государство.

На 15—20%

снизился средний чек на покупку мебели

Шанс № 2013

Для страны важно, чтобы наша отрасль развивалась. Мебель — это продукт высокого передела, это инновационные производства, современные рабочие места, налоговые отчисления в местные бюджеты и даже снижение социальной напряжённости. По нашим подсчётам, в перспективе ограничение госкомпаний и корпораций в госзакупках мебели иностранного производства дополнительно принесёт российским мебельщикам до 40—45 млрд рублей выручки в год и поспособствует росту внутреннего рынка на 10% ежегодно.

Сейчас трудное время для всех, но давно известно, что в кризис выигрывает тот, кто нашёл возможности им воспользоваться. Для мебельной отрасли таким шансом может стать как раз постановление № 2013, ограничивающее компании и корпорации с госучастием в закупках импортной мебели. Государство дало нам, мебельщикам, удочку, и теперь дело за промышленниками, как мы ею воспользуемся.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё