Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа

Напасть на углеродный след: как ESG изменит ландшафт металлургического рынка

Александр Юдин

Александр Юдин

управляющий директор — начальник управления по работе с клиентами металлургии и горнодобывающей промышленности Сбербанка
  • 6 мин
  • 3 135

Трансграничный углеродный налог может серьёзно изменить карту отрасли. Что ждёт чёрных металлургов? Как на эти вызовы откликается бизнес? За каким сырьём будущее? А также что ждёт отрасль в целом — рассказал Александр Юдин, управляющий директор — начальник управления по работе с клиентами металлургии и горнодобывающей промышленности Сбера.

С 2026 года ЕС планирует ввести Трансграничный углеродный налог (ТУР): его размер будет зависеть от выбросов углекислого газа при производстве ввозимого товара и от цены на СО2 в Европе. Сначала он затронет продукты, производство которых сопряжено со значительным углеродным следом: металлы, удобрения, электроэнергию и цемент, а в дальнейшем может быть распространён и на нефтепродукты. Мера направлена на реализацию «Европейского зелёного курса» (EU Green Deal) и призвана приблизить мир к углеродной нейтральности.

Сумма углеродного налога по странам

Млн €

Источник: РБК

Под действие ТУР подпадает большинство российских экспортно-сырьевых компаний. Для них это очевидная угроза снижения рентабельности, поэтому их взгляды на ESG-инициативы начинают меняться. В зоне риска главным образом — представители сегмента чёрной металлургии. Сбер оценил потери российских компаний в 4 трлн долларов до 2050 года.

7,6 млрд долларов в год составит объём поставок российского железа, стали и труб, который затронет механизм углеродного налога, по подсчётам Минэкономразвития.

55% платежей

российских экспортёров по ТУР лягут на плечи сталепроизводителей

Долгосрочные прогнозы по цене углеродной единицы в европейской системе EU ETS

Стоимость, € за тонну выбросов. Данные к 2030 году

Источник: РБК

Какими будут металлы будущего?

На мой взгляд, совсем скоро рыночный ландшафт металлургической отрасли изменится. Мы уже наблюдаем рекордный спрос на «металлы будущего»: литий, никель, кобальт, редкоземельные металлы платиновой группы (родий, рутений, осмий, иридий) и др. Это связано с их использованием в инновационных технологиях генерации и аккумулирования энергии, космических системах и других передовых разработках. Именно эти металлы будут задавать тон в будущем, если глобальный курс на устойчивое развитие сохранится. Соответственно, бенефициарами зелёной трансформации станут их производители.

На 30%

к 2023 году может увеличиться глобальный спрос на литий

Новый сырьевой центр мира

Особенно интересна ситуация с кобальтом, важнейшим элементом для катодных материалов в литийионных аккумуляторах. Спрос на этот металл растёт одновременно с чрезвычайной ограниченностью его запасов, около двух третей которых находятся в Демократической Республике Конго (ДРК). Вскоре ДРК может стать одним из основных сырьевых центров мира, Арабскими Эмиратами XXI века.

При этом любые перебои в поставках кобальта, связанные, например, с осложнением внутриполитической ситуации в ДРК, могут вызвать глобальный дефицит этого металла с вытекающими из этого драматическими последствиями для всей индустрии возобновляемой энергетики. Пример — случившийся в сентябре военный переворот в Гвинее (крупнейшем производителе бокситов) и последовавший за ним стремительный рост цен на алюминий.

Как российские сырьевые компании адаптируются к ESG-трендам

1

Часть организаций разделяет активы в зависимости от профиля ESG-риска и выводит некоторые за периметр публичной компании. Тем самым организации дистанцируются от производств, которые оказывают наибольшее воздействие на окружающую среду. Такое разделение активов на основании их ESG-эффективности в итоге может повысить акционерную стоимость, ведь каждая организация сможет эффективнее достигать собственных стратегических целей, целей по распределению капитала и целей в области устойчивого развития. Так, в ноябре 2021 года акционеры «Русала» договорились вывести активы с большим углеродным следом в отдельную группу, а в декабре совет директоров «Евраза» решил выделить угольный дивизион из состава компании.

Ответственное отношение к местным сообществам — важный принцип устойчивого развития для металлургической отрасли

2

Многие российские корпорации фокусируются на производстве зелёной продукции и озеленении цепочек поставок. Например, компания «Михайловский ГБЖ» строит в Железногорске (Курская область) один из крупнейших в мире заводов по производству горячебрикетированного железа (ГБЖ) — сырья для производства стали с низким углеродным следом, использование которого позволяет минимизировать воздействие на окружающую среду. К слову, Сбер выступил кредитором.

3

Повышение прозрачности управленческих структур — залог роста интереса инвесторов в целом. Такие компании, как правило, достигают более высоких результатов и увеличения акционерной стоимости. Часто компании создают в своей организационной структуре ESG-подразделения — например, СИБУР; готовят климатическую стратегию, как «Норникель», выпускают отчёты об устойчивом развитии, как НЛМК, практически все крупнейшие компании получают международные рейтинги, лидером которых является на сегодня «Полиметалл».

На 10—20%

возрастает рыночная стоимость ESG-ответственных компаний по сравнению с сопоставимыми конкурентами

4

Большая часть мероприятий в области ESG проводится компаниями в направлении достижения углеродной нейтральности, а также минимизации воздействия на окружающую среду. Например, в апреле 2021 года крупнейшая российская золотодобывающая компания «Полюс» закупила зелёные сертификаты на блокчейн-платформе Сбера. Они подтверждают, что потреблённая электроэнергия была получена с помощью возобновляемых источников. Эмитентом выступило ПАО «ТГК-1». Это позволило «Полюсу» первым в России произвести «зелёное» золото.

Сбер и ESG

Сбер — пионер в России в области «зелёного» финансирования, включающего в себя как «зелёные» кредиты, которые идут на проекты по снижению влияния на окружающую среду, так и ESG-кредиты, привязанные к соблюдению заёмщиком определённых ESG-ковенант. В апреле этого года Сбер выдал ESG-кредит на сумму 200 млн долларов угольной компании «Распадская». Процентная ставка по нему может снижаться при условии выполнения ESG-обязательств.

Банк положительно смотрит на финансирование передовых проектов с использованием «зелёных» технологий. Сбербанк в синдикате с другими банками профинансировал строительство «Эколанта» на сумму 100 млрд рублей.

«Эколант» — это первый в Европе крупный электросталеплавильный комплекс полного цикла. В проекте будет использована технология прямого восстановления железа и ряд инновационных решений, которые позволят до 3 раз снизить выбросы СО2 в атмосферу по сравнению с традиционным доменно-конвертерным способом производства стали.

Что ждёт отрасль?

Я считаю, что глобальное внедрение ESG-инициатив окажет глубокое влияние на всю систему международного движения капитала. Мы сможем наблюдать глобальный переток средств от компаний, продолжающих опираться на текущие бизнес-модели к корпорациям, добившимся долгосрочной устойчивости и конкурентоспособности за счёт применения передовых ESG-решений. Уже сейчас, согласно исследованию Ernst & Young, более 97% институциональных инвесторов учитывают ESG-факторы при формировании портфелей. Скоро мы будем жить в мире, где следование ESG-принципам станет важнейшим конкурентным преимуществом для бизнеса.

Через 5 лет

бизнес уже не сможет привлекать капитал без ESG-метрик

Сумма углеродного налога к уплате, млн €

Источник: РБК

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё