Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа

Прибыль из отходов. Почему экономика замкнутого цикла становится основой российского химпрома

Игорь Кукушкин

Игорь Кукушкин

Вице-президент Российского союза химиков
  • 6 мин
  • 3 841

Российские химические компании последние пять-шесть лет целенаправленно идут по пути внедрения принципов экономики замкнутого цикла. Как используется высокотехнологичный инструментарий в отрасли? И как бизнесу дальше отвечать на вызовы времени?

Круговорот пластика в природе

Пластик в природе сегодня очень горячая тема. Но вопрос не в самих полимерах: та же пандемия показала, что они помогают и спасают жизни — благодаря маскам, защитным костюмам, шприцам и т. д. Без полимеров невозможно ни автомобилестроение, ни большинство любых других производств. Проблема лежит в плоскости культуры потребления и регулирования обращения с отходами.

Лидеры полимерной индустрии во всём мире нацелены на формирование круговорота полимеров и поступательно идут к этой цели. Но без государственного участия, в том числе и финансового, выстроить эту схему практически невозможно: в неравных условиях находятся производители полимерного сырья и их переработчики. Большое количество сырья отгружается на экспорт и возвращается сюда уже в виде готовой пластиковой продукции. Если запустить механизмы развития глубокой переработки, мы не только поднимем экономику в регионах и создадим рабочие места, но и увеличим объёмы переработки пластиковых отходов.

По большому счёту, качество и уровень экобезопасности на новых предприятиях ответственных компаний в России соответствуют самым высоким международным требованиям, развивается практика применения наилучших доступных технологий, направленная на комплексное предотвращение и (или) минимизацию негативного воздействия на окружающую среду. Например, год назад СИБУР запустил крупнейший в России нефтехимический завод, уровень оснащения и качество продукции которого не только не уступают мировым требованиям, но и превосходят их.

Башкирская содовая компания, «Уралкалий», горнодобывающие предприятия в структурах химических холдингов инвестируют в научные проекты, ищут пути максимального извлечения ценного компонента из руды и вторичного использования отходов. «КуйбышевАзот» за 2000–2020 годы при двукратном росте объёмов выпуска товарной продукции снизил выбросы в 2,1 раза, в два раза сократил потребление электроэнергии на тонну продукции и речной воды.

Для расширения практики рециклинга и рационального обращения с отходами требуется актуализация стратегии промышленной политики. Поэтому курс правительства на предоставление предприятиям налоговых преференций при использовании вторичных ресурсов, является, безусловно, позитивным сигналом.

Наталья Ермакова,

управляющий директор, начальник управления

по работе с клиентами промышленности Сбербанка

С каждым годом растут требования инвесторов к компаниям всех отраслей по ответственному ведению бизнеса. Это подталкивает предприятия выделять всё больше средств на разработку и внедрение технологий для устойчивого развития. В фокус внимания попадают такие аспекты, как забота об окружающей среде, сотрудниках, возобновление энергии, сортировка и переработка отходов и пр. Химическая промышленность — одна из тех индустрий, которые могут стать локомотивом «ответственного ведения бизнеса» за счёт разработки и масштабирования технологий замкнутого цикла, включая переработку и вторичное использование сырья.

Технологии рекуперации энергии

Например, компании химической промышленности могут использовать энергосберегающую технологию рекуперации тепла. Она предполагает использование тепла, которое выделяется при производстве продуктов химической промышленности в виде пара или при утилизации отходов производства, что позволит снизить потребление энергии при производстве.

«Зелёный аммиак»

Другая технология, над которой работает химическая промышленность, — «зелёный аммиак», позволяющий снизить выбросы углекислого газа. Так, если при производстве одной тонны обычного аммиака выброс CO2 доходит до двух тонн, то при выпуске «зелёного» аммиака с использованием возобновляемых источников энергии выбросов углерода не будет из-за другой технологии производства. «Зелёный аммиак» может быть произведён в отдалённых регионах при помощи энергии воды и солнца, так как для расщепления молекулы азота будет использован плазменный реактор, не требующий высоких температур и давления, как в процессе Габера — Боша, традиционно используемом для расщепления молекул азота.

«Чистый водород»

Ещё один инновационный проект – производство «чистого водорода», представляющее альтернативу традиционным нефти и газу. В будущем может произойти снижение использования углеводородной энергетики ввиду её негативного влияния на окружающую среду, поэтому Минэнерго включил производство водорода для экспорта в дорожную карту «Развитие водородной энергетики в России» на 2020–2024. Российские компании уже производят серый водород из газа, однако его производство сопровождается выбросами CO2. Иногда такое топливо оказывается даже «грязнее» традиционных энергоносителей. А производство бирюзового или жёлтого водорода не сопровождается выбросами CO2, поэтому является экологически безопасным.

«Биопластики»

Актуальным вопросом сейчас становится производство биопластиков, разлагаемых в течение короткого срока. Для производства такого пластика используются материалы, полученные целиком из возобновляемых ресурсов, растительного сырья (например, смолы хвойных деревьев, крахмала, целлюлозы, сахарного тростника).

«Зелёные» сертификаты

Все, кто хочет конкурировать завтра на мировом рынке, уже сегодня должны включать в свои первоочередные задачи сокращение углеводородного следа. И это не только дань моде — это уже чисто экономический вопрос. Для достижения этой цели — как на государственном, так и на корпоративном уровне — нужны механизмы системной оценки воздействия на климат и формирования задач по снижению выбросов углекислого газа.

Химпром во многом работает на опережение, активно внедряя корпоративные климатические программы. К примеру, производства «Фосагро» в Череповце и Балакове на 60–80% обеспечивают себя электричеством от пара производственных сернокислотных установок. Комбинат компании в Апатитах более 60% продукции будет выпускать с использованием электроэнергии, выработанной на гидроэлектростанциях. «КуйбышевАзот» в конце 2020 года приобрёл «зелёные» сертификаты (сертификаты возобновляемой энергии — прим. ред.) на блокчейн-платформе Сбера.

Направление энергоэффективности и ресурсосбережения будет также одним из самых быстроразвивающихся в ближайшие годы, резервы для повышения экономического результата здесь весьма велики.

Технологии перемен

Важным инструментом устойчивого развития становится цифровизация. Компании сейчас тратят огромные средства на трансформацию, чтобы опасными и вредными задачами занимались не люди, а роботы. Кроме того, искусственный интеллект позволяет отслеживать технологический процесс, информационные потоки и вовремя предотвращать возможные проблемы и производственные сбои.

Внедрение цифровых инструментов — это очень дорого, но их грамотное применение позволяет экономить ресурсы, финансы и время. Показателен кейс компании «Щекиноазот»: экономика внедрения цифровых систем была рассчитана таким образом, что затраты окупились за три года, учитывая, что стандартный срок окупаемости в химической отрасли таких проектов — 10 лет.

Сегодня основные компании химпрома при формировании бизнес-стратегий обязаны учитывать аспекты циркулярной экономики. Сектор лидирует как по количеству экологических исследований и проектов, так и по внедрению природосберегающих технологий в производство. Создаются экспертные сообщества, которые помогают выявлять передовые методы работы и обмениваться ими. Развитие технологических кластеров и технопарков — один из возможных инструментов реализации подходов экономики замкнутого цикла. Кластерный подход позволяет использовать взаимодополняющие технологические линии и благодаря этому оптимизировать логистические, сырьевые затраты, а также управленческие функции.


Наталья Ермакова,

управляющий директор, начальник управления

по работе с клиентами промышленности Сбербанка

В 2020 году Сбер утвердил собственную ESG-стратегию. Одной из её задач является содействие распространению более «устойчивых» бизнес-моделей среди клиентов, в том числе путём финансовых и нефинансовых инструментов. Примерами финансовых механизмов, за счёт которых Сбер участвует в ESG-повестке клиентов, выступают:

инвестиции в экологические проекты: например, в середине прошлого года Сбер и «КуйбышевАзот» подписали соглашение о развитии зелёной энергетики в России (планируется внедрять инновационные технологии в районах, где расположено большое количество энергоёмких производств);

кредитная линия с плавающим процентом, привязанным к показателям устойчивого развития: в ноябре 2020 года АФК «Система» получила рамочную кредитную линию с привязкой процентной ставки к показателям устойчивого развития, тот же продукт может быть предоставлен и компаниям химической промышленности;

размещение зелёных облигаций: в 2020 году Сбер выступил организатором размещения зелёных облигаций компании РЖД, средства от которых будут использованы на производство электровозов и электропоездов для пассажирских перевозок, строительства очистных сооружений;

лизинговые программы поддержки развития техники на СПГ: Сбер вместе с НОВАТЭК в рамках совместных усилий по облегчению перехода на использование экологичного топлива разработали программу поддержки для владельцев крупнотоннажной техники;

новые инвестиционные продукты на основе акций компаний, следующих практикам устойчивого развития.

Помимо финансовых инструментов, Сбер также реализует различные проекты, которые содействуют переходу компаний к экономике замкнутого цикла. Так, вместе с СИБУРом Сбер реализует проект по использованию отходов компании для производства одежды, которая в дальнейшем реализуется через площадку Сбера.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё