Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • Лесопромышленный комплекс

Лесные инновации: итоги первого в России отраслевого акселератора ЛПК

Леонид Чернигов

Леонид Чернигов

организатор ForestTech Accelerator
  • 6 мин
  • 159

В июле 2021 года состоялся Demo Day ForestTech Accelerator — завершающий этап первого российского специализированного акселератора для лесной промышленности.

Десять компаний, получившие возможность запустить пилотные проекты на площадке индустриального партнёра акселератора — «Приангарского ЛПК», — рассказали о результатах внедрения своих технологий. Послушать спикеров собрались представители крупных банков, Рослесхоза, Фонда развития промышленности при Минпромторге, а также венчурные инвесторы.

«Приангарский ЛПК», являясь организатором проекта, скорее позиционирует себя как потребителя технологий, чем инвестора. Предоставляя площадку для проработки отраслевых решений, мы получаем возможность с дисконтом приобрести глубоко кастомизированный продукт под наши задачи. Эти же решения на другом этапе зрелости, через крупного ИТ-интегратора, могли бы обойтись нам в десятки раз дороже.

Что предлагают стартапы

Проведению пилотных проектов на действующем производстве предшествовал тщательный отбор. Среди 200 первичных заявок было много интересных идей, но нередко их предлагали стартапы ранней стадии, которые не имели работающего продукта. В итоге в лесной акселератор попали компании, у которых уже есть проверенные практикой решения для других отраслей промышленности — металлургической, нефтегазовой, горнодобывающей и других.

Проект Health and Safety, реализованный компанией Vizor Labs, — это автоматизированная система контроля техники безопасности и нахождения в опасных зонах на предприятиях.

Система автоматически распознаёт отсутствие средств индивидуальной защиты (касок, жилетов, перчаток) и попадание людей в зоны движения транспортёров. Ответственные за технику безопасности получают уведомления о каждом нарушении в режиме реального времени.

За месяц работы системы Health and Safety на «Приангарском ЛПК» нарушения техники безопасности на выделенном для проекта участке сократились на 40%.

Теоретически суммарный экономический эффект от внедрения всех 10 решений, попавших в акселератор, мог бы превысить 1 млрд рублей. В реальности «Приангарский ЛПК» рассматривает для масштабирования от 4 до 6 решений с совокупным эффектом около 450 млн рублей при вложениях 80 млн.

Эффект от внедрения может оказаться как ниже прогноза, так и выше. Известен «эффект бабочки», когда изменение природы одного процесса запускает изменения в смежных процессах, оказывая на них благотворное влияние. Например, совершенствование процессов таксации леса не только улучшит показатели лесозаготовки, но и обеспечит более точными данными технологов, планирующих лесопереработку.

Выбор и оценка участков для лесозаготовок в непроходимой тайге связаны с большими трудозатратами. Достоверность отчётов по лесотаксации, проведённой традиционным способом, редко превышает 70%. При этом от точности полученной оценки сильно зависит себестоимость последующих лесозаготовок.

Компания Luftera создала автоматизированное решение с использованием дронов, позволяющее снизить погрешность таксации леса до 3—4% и обеспечить 3—4-кратное сокращение временных затрат. Для максимально достоверной проверки технологии в рамках пилота точность сканирования леса сверяли с фактическими данными, полученными после вырубки. Полевые работы перед началом вырубки заняли один рабочий день, беспилотники обследовали 63 гектара леса. Ещё 10 дней заняла обработка данных. Фактическая погрешность измерений составила 4,3%.

Такое повышение точности оценки запасов древесины обеспечивает увеличение объёма заготовки с 1 гектара на 15% (без дополнительных затрат) и снижение себестоимости лесозаготовок на 6,5%. Совокупный экономический эффект при внедрении решения на «Приангарском ЛПК» может составить 97 млн рублей в год, рентабельность вложений в технологию — более 400%.

Работа с пилотными проектами активизировала перемены на самом предприятии. До начала акселератора единственным средством связи за пределами завода (на верхнем складе, на заготовительных участках) были спутниковые телефоны. Внедрение большинства новых технологий требует стабильного интернет-соединения, тем более что эффект от затрат на качественную связь теперь стал очень наглядным.

Сейчас «Приангарский ЛПК» ведёт переговоры с представителями «большой тройки» операторов о развёртывании промышленного решения. Также рассматривается возможность создания радиорелейного моста от завода до удалённых участков, на которых сейчас нет интернета.

Ожидание ремонта в случае поломки техники на удалённых участках — ещё одна проблема лесозаготовок, связанная с отсутствием дорог. Прямые убытки из-за простоев поломанной техники на «Приангарском ЛПК» составляют около 100 млн рублей в год.

Проект «Иксар» компании Inline Group предлагает обеспечить полевым сотрудникам доступ к инструкциям по ремонту и обслуживанию техники с помощью умных очков — инструмента дополненной реальности. При наличии интернет-соединения, возможен видеозвонок и устранение поломки руками оператора по инструкциям специалиста.

Пилот «Иксара» проходил на двух площадках ПЛПК — на ремонтной базе и лесозаготовительном участке. Документирование процесса техобслуживания из 59 шагов, выбранного для экспериментального внедрения, заняло около 3 недель.

По результатам пилота время простоев техники сократилось на 70%, риск травматизма сотрудников — на 75%, скорректированный прогноз снижения финансовых потерь предприятия составил 180 млн рублей в год. Дополнительную экономию должно обеспечить снижение количества поломок техники благодаря своевременному ТО.

Новые акценты

Уже идёт скаутинг проектов для второго набора ForestTech Accelerator. Партнёром вновь выступит «Приангарский ЛПК», а также идут переговоры с крупнейшими игроками отрасли — компанией «Свеза», ГК «Илим» и другими.

Важным отличием новой итерации будет акцент на поиск международных решений. Первый акселератор показал, что в России мало разработок, заточенных именно под специфику лесопромышленного комплекса. Зато решения, опробованные в других отраслях, были успешно кастомизированы для нужд ЛПК. Но, к примеру, для отбора эффективных технологий переработки отходов и лесовосстановления нужно расширить географию поиска.

Мы уже знаем, как вырастить большую сосну за 2 года. Такое дерево способно выполнять экологические и эстетические функции, но не годится для переработки. Оно не способно в такие короткие сроки накопить плотность и массу деловой древесины. Если мы сможем найти технологию, которая позволит пусть даже за 10 лет вырастить дерево с характеристиками дикой столетней сосны, это гораздо интереснее. Здесь есть бизнес-составляющая.

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё