Top.Mail.Ru
СБЕР Про | Медиа
  • Интересное

Игра в инновации: как корпорации охотятся за прорывными решениями

Мария Подлеснова

Мария Подлеснова

основатель агентства корпоративных инноваций Spinon и совладелец издания RB.ru
  • 8 мин
  • 194

Как компаниям не «отстрелить себе ногу» в погоне за нестандартными решениями и какова их цена?

От моды до хантинга

Почему корпорации охотятся за инновациями?

Цифровизация. У компаний есть стандартные бизнес-процессы, которые выстраивались годами. В 90% случаев инновации связаны с переводом старых процессов на новые рельсы. Например, заменить бумажный документооборот на электронный, оптимизировать цепочки поставок и т. д.

Охота за головами. На самом деле это одна из главных причин. Корпорации ищут экспертизу и людей.

Мода. Компании видят общий тренд на рынке: одна корпорация вкладывается в инновации, вторая повторяет, третья — за ней. Формируется устойчивый спрос.

Поиск внутри

Поиск корпоративных инноваций бывает внутренним — когда развитие идёт в самой компании, и внешним — когда решения ищут на рынке.

К первому относятся:

  • корпоративные образовательные программы и университеты;
  • попытка превратить сотрудников в предпринимателей за счёт новых задач, системы мотивации или через корпоративные акселераторы;
  • сбор идей работников — когда каждый может предложить, как улучшить тот или иной процесс в компании.

Почему, на мой взгляд, внутренний поиск инноваций работает не всегда? Как показывает практика, наёмные сотрудники обычно отличаются от предпринимателей майндсетом (складом ума) и набором скилов (навыков). Им удобнее действовать в понятных заданных параметрах, с известными целями и задачами, а не рисковать и брать на себя ответственность. Это не хорошо и не плохо, просто особенность подхода к работе. Если это всё же удастся, то сотрудник почувствует в себе силу и уйдёт из компании. Вместе с ним уйдут идеи и наработки. По сути, корпорация стреляет себе в ногу.

Часто задачи для корпоративных акселераторов ставят HR-менеджеры. Основная — закрыть вакансии. Но если мы говорим о поиске инноваций как цели, то должен быть внутренний продуктовый или бизнес-заказчик.

47-е место

занимает Россия в рейтинге Global Innovation Index-2020

Исключение из правил

У правил есть исключения. Например, корпоративный акселератор SberUp, который запустился в 2018 году. Заявить о своей идее, связанной с созданием нового бизнеса или инициаций нового проекта, может любой из сотрудников компаний экосистемы Сбера.

Каждый год более тысячи работников предлагают идеи собственных стартапов. Из этих заявок отбирается 30 лучших идей, команды которых проходят через несколько этапов интенсивной работы в акселераторе — от определения целевой аудитории своего проекта до создания MVP (minimum viable product), его упаковки и продажи будущим заказчикам. Идеи предлагают представители самых разных специальностей: как ИТ-специалисты, так и юристы, специалисты по подбору, логисты и бухгалтеры, отмечает Наталья Магидей, управляющий директор SberX, руководитель стартап-экосистемы Сбера.

Акселератор не предусматривает финансового вознаграждения за внесение каждой идеи, но идеи команд, которые уже в виде прототипов или MVP попадают в финал акселератора, могут претендовать на инвестиции со стороны Сбера и его партнёров — венчурных фондов и корпораций. Предусмотрена и другая опция поощрения: победившая идея может быть организационно оформлена в виде отдельной команды внутри подразделения Сбера или даже самого подразделения, а сотрудник — автор идеи — возглавит этот юнит.

Внешний поиск

Он подразумевает выход на открытый рынок. У такого подхода есть несколько инструментов — в зависимости от задачи и заказчика.

Если охоту за инновациями инициирует HR-департамент, который в результате хочет найти IT-специалистов (программистов, дизайнеров и т. д.), то используют два инструмента: хакатон или чемпионат. В первом случае это больше командная работа с креативным подходом к решению задачи и созданием MVP, а в варианте с чемпионатом это единая задача на всех на проверку скилов (например, Data Science соревнования).

Если скаутинг инноваций направлен на решение бизнес-задачи, то заказчиком должен быть ЛПР (лицо, принимающее решения): топ-менеджер или руководитель подразделения. Ему следует определиться, что он конкретно хочет сделать:

  • найти готовую технологию, которую он собирается поглотить, — тогда это венчурный трек, M&A;
  • протестировать гипотезу — сделать пилот;
  • вложиться в развитие экосистемы, инфраструктуры — запустить акселератор;
  • решить бизнес-задачу — организовать конкурс.

M&A

В первом случае, когда речь идёт о венчурной сделке, нужно сделать скаутинг или сорсинг: создать воронку стартапов, провести их через инвестиционный комитет корпорации и в зависимости от того, насколько интересна технология, принять решение о покупке проекта или выкупе доли. Подобный подход применяет Сбер и «1С».

Пилот

Второе решение подходит, когда нужно протестировать гипотезу, пощупать рынок, найти новые точки сбыта или усилить продажи — задач может быть миллион.

Чтобы протестировать гипотезу, на первом этапе тоже создаётся воронка для привлечения стартапов и разработчиков. Как это выглядит? Формируется конкретная бизнес-задача, например: «У нас миллион пользователей, мы хотим организовать новые каналы сбыта. Мы ищем любые технологии, которые помогут нам решить эту задачу». И стартапы предлагают своё видение. Если корпорации идея нравится, они с командой договариваются, на какой результат рассчитывают, и запускают совместный пилот.

Чаще всего берётся какой-то маленький сегмент аудитории большого клиента, на ней обкатывают новый продукт, смотрят обратную связь.

Если отзыв хороший, то корпорация идёт по одному из четырёх путей:

становится клиентом стартапа — потребляет технологию по SaaS-модели;

приобретает долю в проекте;

создаёт совместное предприятие — третье юрлицо, в котором объединяются деньги корпорации и технология стартапа. Выручка делится в соответствии с тем, как стороны договорились;

просто выкупает команду.

Такой подход ещё называют песочницей стартапов. Например, у «Мегафона» есть площадка для быстрого тестирования гипотез MegaFon Sanbox. Она работает не только со своими сотрудниками, но и открыта всему рынку.

Акселератор

Третий путь — открыть акселератор. При этом подходе корпорация за свои деньги собирает и обучает 20—30—50 других компаний. На выходе она тоже может купить стартап или его долю, протестировать гипотезы и т. д. Акселератор требует больших затрат — денег, времени, прочих ресурсов. По сути это вложение в инфраструктуру, в экосистему. Только крупные корпорации вроде Сбера, QIWI и РЖД могут себе это позволить.

Конкурс

Четвёртый вариант — когда стартапы предлагают решения в борьбе за грант или призовые. От акселератора отличается тем, что корпорация не вкладывается в обучение команд. От хакатона — тем, что участники предлагают готовое решение, а не разрабатывают его с нуля. Такие конкурсы проводили, например, «Газпром нефть», «Росатом» и «Сколково».

Сколько это стоит

У всех перечисленных инструментов есть базовый набор этапов.

Первый — создание воронки, скаутинг или сорсинг стартапов. На этом этапе нужны две составляющие: посадочная страница (лендинг) и рекламная кампания. Стоимость зависит от задач, уровня компании, её ресурсов и аппетитов. Чем больший охват она хочет получить, тем дороже выйдет. В среднем можно уложиться до 1 млн рублей.

Ключевые расходы на различные способы охоты за инновациями

Источник: Spinon

Остальная стоимость зависит от того, что происходит дальше.

Если это хакатон, то появляются два типа расходов: организация мероприятия в офлайне и призовой фонд. Это дорого, потому что 100 человек нужно накормить, нужно арендовать площадку, чтобы их всех вместить, произвести мерч, заложить ФОТ организаторов и трекеров (специалистов, которые курируют команды) на площадке, собрать программу. В среднем организация хакатона на 80—100 участников на 2 дня обходится в 2,5—4 млн рублей.

Плюс призовые. Они зависят от количества людей и от налогов (35% от суммы). В идеале призовых мест должно быть 1 к 8: чтобы каждый восьмой участник получил деньги. Если конкурс на место больше, то мотивация команд ослабевает.

Расходы на пилот зависят от того, сколько корпорация готова на него потратить. Очень сложно считать, потому что есть расходы на сам пилот и на зарплаты сотрудников корпорации, которые его курируют. В среднем пилот на 3 месяца может обойтись компании в 2 млн рублей.

Венчурные сделки и стратегическое поглощение — тут нет конкретной суммы. Всё зависит от того, как стороны договорятся.

Расходы на мероприятие для конкурса меньше, чем для хакатона. Зависит от желания корпорации, количества участников. В целом мероприятие для 100—150 человек можно провести в Москве за 1 млн рублей.

Самый дорогой инструмент — акселератор. Он обходится корпорациям в десятки миллионов рублей. Смета складывается из тех же этапов, что в хакатоне, только к нему добавляются ещё расходы на образовательную программу. Она, в свою очередь, состоит из гонораров лекторам. Также учитываются затраты на трекеров и фасилитаторов, которые сопровождают команды. Длится такой проект от 6 месяцев.

Чек-лист «Как выбрать подходящий инструмент»

Понять, зачем корпорация охотится за инновациями: какова цель и кто конкретный заказчик.

  • Для нужд HR, например, нужны инструменты с большой пиар-составляющей — как хакатоны.
  • Бизнес-заказчикам — максимально ориентированные на решение конкретных задач. Например, пилоты и конкурсы.

Это основной шаг, но после него стоит подумать ещё о двух вещах:

  • определить бюджет;
  • понять, есть ли на это человеческие ресурсы.

Стоит ли корпорациям охотиться за инновациями?

Если есть классная бизнесовая задача и команда, которая готова охоту за инновациями на себя взять, то это делать, однозначно, нужно.

Такая работа формирует вторичный рынок — стратегии М&А. Когда есть постоянный спрос на стартапы, возможность с ними работать, проектов становится больше, они начинают появляться быстрее.

Поиск инноваций сталкивает стартапы с реалиями рынка. Учит их масштабироваться, работать с документами, выигрывать закупки, проходить due diligence. Корпорации тоже учатся — быть более гибкими, менять процессы, подход к документам. Плюсов больше, чем минусов.

3,6 трлн ₽ 

в такую сумму оценили эксперты McKinsey потенциал роста ВВП России к 2025 году только за счёт внедрения цифровых технологий

Эта статья была вам полезна?

Читайте ещё